Адвокат указал на различия в делах Майсигова и других ингушских активистов

Рашид Майсигов был в числе противников соглашения о чечено-ингушской границе, но в отличие от арестованных активистов участия в митингах не принимал, сообщил адвокат Магомед Аушев.

Рашид Майсигов был в числе противников соглашения о чечено-ингушской границе, но в отличие от арестованных активистов участия в митингах не принимал, сообщил адвокат Магомед Аушев. Аресты не снизили протестный потенциал в Ингушетии, считают правозащитник Магомед Муцольгов и активистка Изабелла Евлоева.

Как писал "Кавказский узел", 8 ноября стало известно, что Магасский райсуд продлил до 7 января 2020 года срок содержания под стражей журналисту "Фортанги" Рашиду Майсигову, обвиняемому в хранении наркотиков. Защита 19 ноября убедила апелляционную инстанцию перевести его под домашний арест. Решение суда об изменении меры пресечения Майсигову позволяет надеяться на то, что преследования участников ингушских протестов прекратятся, заявил руководитель правозащитной организации "Машр" Магомед Муцольгов.

Перевод Рашида Майсигова из СИЗО под домашний арест связано с тем, что доказательств прямого участия журналиста в акциях противников соглашения о чечено-ингушской границе не было, считает адвокат Магомед Аушев.

"Другие задержанные были активными участниками акций протеста, засветились на видеозаписях, и то их с большой натяжкой могут обвинять в применении насилия к стражам правопорядка. В то время как Майсигов непосредственно в митингах не участвовал", — рассказал корреспонденту "Кавказского узла" Магомед Аушев.

Вместе с тем, по мнению адвоката, Майсигов, можно сказать, был на ином фронте — на информационном. "Возможно, поэтому власти посчитали, что он своими публикациями принёс не меньше вреда, чем участники протестных действий. Соответственно, Майсигова хотели как-то наказать. И, поскольку он не был на митингах, повесить на него статью о применении насилия к правоохранителям нельзя, то решили таким образом его наказать", — убежден Магомед Аушев.

Адвокат считает, что перспективы дела Майсигова обсуждать пока рано, потому что следствие ещё не закончено. "Мы не видели материалов дела, которые поступят в суд. Только на основе полной информации можно делать какие-нибудь выводы. Поэтому прогнозы делать некорректно сейчас. Но в реальности российская судебная система работает так, что с вероятностью в 99,97% уголовные дела, поступающие в суды, заканчиваются обвинительным приговором", — посетовал Магомед Аушев.

По словам адвоката, те, кто считает, что решение по Майсигову повлияет на судьбу остальных задержанных ингушских активистов, "выдают желаемое за действительное". "Потому что в делах различных оппозиционеров совсем разная ситуация. Значительной части арестованных изменяют подсудность. Получается, что судьям в Ингушетии Следком и прокуратура не доверяют. Поэтому определяют дела в какие-то ставропольские районные суды. И там всё по-разному будет", — отметил Магомед Аушев.

В случае с Майсиговым судья, согласившись с требованиями защиты, принял законное решение, уверен адвокат. "То есть судья поступил по закону. Что касается многих других арестованных активистов, то в отношении них суды сплошь нарушают закон. И в первую очередь вопиющим нарушением является изменение подсудности дел. Постановление Верховного суда по этому поводу вообще далеко от законности", — подчеркнул Аушев.

Ингушское общество в случае необходимости способно породить новых лидеров

Нельзя сказать, что из-за ареста части лидеров реальной оппозиции ингушское общество более не способно на общий протест, считает руководитель правозащитной организации "Машр" Магомед Муцольгов.

"Да, арестованы наиболее известные и уважаемые лидеры протестного движения. Но это только часть лидеров, далеко не все. Это как раз те люди, которые держали акции протеста в мирном русле. Но незаменимых людей нет. В любой момент ингуши, как только посчитают нужным, выйдут на новый протест. В тяжелой ситуации люди способны объединиться без вопросов и разногласий, несмотря на то, что мы все разные и имеем различные мнения по тем или иным проблемам", — заявил корреспонденту "Кавказского узла" Магомед Муцольгов.

Хотя, к сожалению, часть активистов находится в СИЗО, большая часть ингушей всё-таки на свободе, и всегда среди них найдутся лидеры, которые готовы возглавить возможный протест, указал правозащитник.

По его словам, нынешнее затишье, отсутствие акций протеста связано с тем, что люди ждут, чем завершится эпопея с арестованными активистами. "Люди хотят справедливости и требуют освобождения задержанных участников народного протеста, считая их невиновными. Потому что акции и митинги были скоординированы и проходили мирно. И когда с лидерами так поступают, народ это не приемлет. Пауза связана именно с тем, что люди заняты тем, чтобы добиться освобождения своих лидеров. Пишем, адвокатов нанимаем, передачи делаем. А когда нужно, люди выйдут, и новые лидеры найдутся", — резюмировал Магомед Муцольгов.

С ним согласна и ингушская активистка Изабелла Евлоева, которая отметила, отсутствие митингов не означает, что все активисты, способные на консолидацию ингушского общества, арестованы.

"Скорее, это означает, что протест перешёл в другую форму: форму различных акций, пикетов, обращений и тяжб. Власть подавляет любые попытки для проведения митингов, а идти с открытым забралом против системы в республике, где горстка людей, а прикомандированных силовиков больше, чем даже местных — глупо и неэффективно", — заявила корреспонденту "Кавказского узла" Изабелла Евлоева.

По мнению активистки, проблема российских регионов в том, что протест каждого региона — местечковый. "В Ингушетии — свой, в Калмыкии — свой (имеет в виду акции протеста против назначения врио главы Элисты Дмитрия Трапезникова, — прим. "Кавказского узла"), в Москве — свой. И до тех пор, пока он будет местечковым, пока гражданское общество не поймёт, что для достижения цели нужно объединять усилия, власть будет продолжать давить гражданское общество и нарушать права граждан", — сетует Евлоева.

Что касается Ингушетии, то, по её словам, нужно понимать, что проблема, которая стоит сейчас перед обществом — это проблема национальных интересов народа, вопрос ущемления его прав.

"Мы выросли из маленькой нации, в которой в силу разных особенностей было мало образованных, способных постоять за права народа людей, перестали быть нацией, которую можно было обижать. Ведь все знают о примерах, когда ущемлялись права ингушского народа", — заявила Изабелла Евлоева.

В качестве таких примеров она привела вопросы территориальной целостности, депортацию во время Великой Отечественной войны, осетино-ингушский конфликт 1992 года. "И в этот раз наши права также ущемлены, но время другое, и люди другие. Гражданское общество в Ингушетии все же живо. Съезд тейпов, который недавно состоялся в Ингушетии, также наглядно продемонстрировал консолидацию ингушского общества", — подчеркнула Изабелла Евлоева.

По мнению активистки, хотя и арестовали наиболее ярких представителей ингушского протеста, но протест состоит не только из них. "В Ингушетии много людей с гражданской позицией, готовых на активные действия, но другой вопрос, что обстановка вокруг такая, что выводить их нет смысла сейчас. Это как на войне: первая линия обороны и вторая линия. Сейчас такой этап, когда нужно беречь силы, неизвестно, какой "сюрприз" нас ещё ждёт впереди", — подытожила Изабелла Евлоева.

Последние новости

Что такое ботулизм и в чем его опасность

Лето — время, когда риск заболеваний, вызванных кишечными инфекциями, возрастает.

Неделя информирования о важности физической активности

С 17 по 23 июня 2024 года в Российской Федерации проходит Неделя информирования о важности физической активности.

Прокуратура г. Назрань выявила нарушения антикоррупционного законодательства в деятельности колледжа

Прокуратура г. Назрань провела проверку соблюдения законодательства о противодействии коррупции при трудоустройстве бывших государственных и муниципальных служащих.

Card image

Экономику РФ из-за эффекта домино может ждать двухлетний кризис

Комментарии (0)

Добавить комментарий

Ваш email не публикуется. Обязательные поля отмечены *