Неутомимый борец за справедливость
09.01.2023

Неутомимый борец за справедливость

Известно, что многие исторические документы ингушей и чеченцев были уничтожены, а те, что сохранились ещё в архивах, держали под большим секретом.

К 125-летию со дня рождения Али Горчханова

Известно, что многие исторические документы ингушей и  чеченцев были уничтожены, а  те, что сохранились ещё в  архивах, держали под большим секретом. Поэтому всё, что касается нашего прошлого, тем более если это прошлое зафиксировано в  документах, которые ранее были недоступны, у  ингушей вызывает особый интерес, ведь у  нашего народа богатая и  интересная история, много исторических личностей. Но  они просто замалчивались. В  каких условиях жили, работали  те, кто в  20-е, 30-е годы взвалил на  себя тяжелую ношу строительства ингушской государственности, кто в  неравной и  коварной борьбе отстаивал ингушские интересы?

Общеизвестно, что Идрис Зязиков, Иналук Мальсагов, Али Горчханов и  их  соратники с  первых  же дней своей деятельности столкнулись с  необходимостью отстаивать интересы народа в  территориальных вопросах. Ингушские патриоты встречали яростное сопротивление со  стороны тех, кому не  мила была ингушская государственность. Нужно было обладать мудростью политика, чтобы противостоять той зловещей машине.

Рассказ об  одном из  представителей славных сынов Ингушетии Али Исаевиче Горчханове, несомненно, послужит поводом для глубокого осмысления многих наших сегодняшних поступков. За  тринадцать с  лишним лет работы, сначала около десяти лет председателем Ингушского облисполкома, а  затем около четырех лет  — председателем Чечено-Ингушского облисполкома, Али Исаевич завоевал большую популярность и  уважение трудящихся Чечено-Ингушетии. Он  пользовался популярностью и  в  соседних национальных областях Северного Кавказа.

Ингушский революционер, участник Гражданской войны, видный государственный и  политический деятель Чечено-Ингушской АССР Али Исаевич Горчханов родился в  селе Плиево Терской области Российской империи в  конце 1897  — начале 1898  гг. Семья Горчхановых считалась крестьянской, средне-состоятельной семьёй со  своим небольшим наделом земли. Родители Али были малограмотными, но  уважаемыми людьми в  обществе. Они любили трудиться на  земле и  детей своих с  детства приучали к  труду.

Когда Али был маленький, родители заметили, что мальчик тянется к  знаниям. В  те  далекие годы не  каждая семья могла позволить себе отдать детей в  учебные заведения, но  как только Али подрос, его родители посчитали своим долгом обеспечить для мальчика все условия, чтобы он  стал образованным. Первым учителем будущего политического деятеля стал отец Идриса Зязикова Бейсултан, который преподавал в  двуклассной школе, которая располагалась в  крепости Назрань.

После окончания этой школы Али поступает во  Владикавказское ремесленное училище и  с  отличием сдаёт все выпускные экзамены. Успешная учеба в  училище позволила молодому человеку поехать в  Москву и  поступить в  электротехнический институт, но, по  неизвестным причинам, он  по  истечении одного года учебы возвращается домой и  устраивается на  работу в  почтамт Владикавказа телеграфистом. Здесь и  застала его революция.

В  1918 году А.  И.  Горчханов вступает в  Горскую организацию РКП(б), а  в  начале 1919  года, когда горцы вступили в  длительную кровопролитную борьбу с  деникинской армией, Али Горчханов вместе с  группой надежных, проверенных людей получает задание поехать в  дагестанский Порт-Петровск (ныне  — г. Махачкала) и  привезти оттуда в  Ингушетию оружие. И  Горчханов успешно справляется с  этой задачей.

Через несколько месяцев после этого Али Горчханов в  числе других избирается членом комитета обороны, образованного на  очередном съезде ингушей во  Владикавказе. В  начале 1920  года, когда на  Северном Кавказе окончательно была установлена советская власть, был учрежден Терский областной ревком, активным членом которого стал А.  И.  Горчханов. В  сентябре того  же года товарищи избирают его делегатом на  первый съезд народов Востока, который проходил в  Баку.

16  апреля 1921 года во  Владикавказе открывается учредительный съезд советов Горской республики, где в  своем выступлении С.  Киров провозгласил новое правительство, в  котором Али Горчханов занял пост народного комиссара социального обеспечения. А  спустя год его назначают председателем Назрановского окружного комитета ВКП(б). Но  вскоре произошел распад Горской республики, и  вместо неё были образованы Ингушская и  Северо-Осетинская автономные области, а  также Сунженский автономный округ и  город Владикавказ.

«Как мы  знаем из  истории, время распада Горской республики и  период образования автономных областей считается очень ответственным моментом в  жизни населения Северного Кавказа,  — рассказывает Аюп Горчханов, один из  немногих, кто помнит людей того поколения. —  Так вот, функции исполнительной власти в  этих образованиях на  первых порах выполняли революционные комитеты, в  состав которых были включены наиболее авторитетные люди, принимавшие самое активное участие в  установлении советской власти на  Кавказе. В  Ингушетии среди них был Али Исаевич Горчханов, мой близкий родственник по  отцовской линии, который славился своей грамотностью и  твердым характером. Думаю, что с  учетом его образования, опыта и  знаний в  хозяйственных и  экономических вопросах он  был назначен начальником финансового отдела областного ревкома. С  первых  же дней работы на  этом месте Али Исаевич стал решительно и  плодотворно решать финансово-экономические вопросы и  тем самым наживать себе врагов, ведь тогда среди нашего народа очень сильно было развито воровство и  казнокрадство. На  столь ответственном посту моему дяде часто приходилось предлагать для принятия непопулярные среди населения меры. Но  такой подход был продиктован тем, что осуществление финансовой политики предусматривало строгое соблюдение законов, норм и  правил, а  для нарушителей  — соответствующее наказание, в  основном в  виде штрафов. Забот и  проблем Али Горчханову прибавилось ещё больше, когда его назначили руководителем областного исполкома. Но  он  не  боялся трудностей и  говорил, что улучшение благосостояния народа, создание условий для нормального труда и  жизни  — вот первостепенные задачи людей, стоящих у  власти».

Но  одно дело поставить перед собой эти сложные задачи, а  другое  — реализовать  их. И  в  этом плане Али Горчханову пришлось предпринимать более чем конкретные меры, обращаясь в  вышестоящие органы. Но  в  Москве особо не  вникали в  проблемы Ингушетии, поэтому бюджетные средства выделялись не  в  полной мере, необходимыми материалами и  оборудованием Ингушетия обеспечивалась не  должным образом. Тем не  менее, Ингушская автономная область становилась на  ноги, развивалась и  постепенно занимала своё место в  ряду себе подобных.

Много злободневных вопросов, связанных с  жизнью и  деятельностью коренного населения, приходилось рассматривать на  заседаниях президиума облисполкома. Это и  вопросы переселения жителей горной Ингушетии на  плоскость, устройство в  пределах Ингушетии сыроваренных, маслодельных, крахмало-паточного заводов и  шерстоткацкой фабрики, проведение землеустройства и  отпуск средств на  восстановление разоренных аулов, а  также дорожное строительство.

Все эти вопросы приходилось решать почти в  авральном режиме, так как никаких заделов не  было, а  опыта было маловато. А  вопросы были очень важные: сбор налогов, разделение госимущества Владикавказа между Ингушетией и  Северной Осетией, определение границ, хлебозаготовки, борьба с  преступностью, признание Армхи климатическим курортом краевого значения и  многие другие. Таким образом, под руководством А.  Горчханова разрабатывается первый план социально-экономического развития Ингушетии, положивший основу для успешных шагов автономной области в  ее  первые годы.

«Мудрый государственный подход проявил Али Горчханов и  в  решении вопросов взаимоотношения власти и  духовенства,  — рассказывает Аюп Исраилович. —  Много времени и  сил было потрачено им  борьбе с  бандитизмом, скотокрадством и  преступностью в  бытовой жизни. Я  с  детства помню, как старшие рассказывали, что ликвидация ското- и  конокрадства являлась первоочередной задачей для обеспечения нормальных условий ведения сельского хозяйства трудового населения Ингушетии и  установления нормальных отношений с  соседними областями. Поэтому под руководством моего дяди велась активная работа по  разъяснению вреда сокрытия преступников, учинения пожаров и  т.  д. И  Али Горчханов чётко знал и  выполнял эти задачи, нередко рискуя своей жизнью».

Учитывая острую нужду населения в  промышленных товарах, очередной пленум Ингушского облисполкома по  ходатайству Али Горчханова в  ноябре 1925 года принял постановление «О  принятии необходимых мер для удовлетворения нужд населения промтоварами и  максимального снижения их  цен». Также на  этом заседании рассматривался ещё один очень важный для Горчханова вопрос о  признании Джейраха климатической станцией  — курортом краевого значения.

В  своем выступлении он  говорил: «Обследование местности по  долине Армхи научным кружком врачей и  краевой курортной комиссией установило, что Армхи  — единственная по  богатству солнца, соснового леса, питьевой воды, живописности и  доступности высокогорная климатическая станция не  только в  крае, но  и  во  всём Союзе. Поэтому ввиду того, что эта местность издавна пользуется заслуженной славой, не  только местные больные, страдающие легочными заболеваниями, могли  бы тут лечиться, но  и  приезжие».

В  феврале 1926 года Али Исаевич Горчханов был избран председателем Ингушского областного исполкома. Руководство Ингушской автономной области в  лице А.  И.  Горчханова не  проявляло равнодушия ни  к  одному вопросу общественно-политической жизни, не  давало своевольничать никому. После разделения Горской республики многие вопросы оставались нерешенными до  конца. Особо сложным было установление границ со  смежными автономными образованиями. Никто не  хотел уступать: у  каждой стороны были свои неоспоримые доводы в  их  пользу на  разрешение этого вопроса. Но  никогда, ни  при каких обстоятельствах руководство страны не  принимало свои решения по  Кавказу в  плане территориального раздела в  пользу Ингушетии. И  в  определениях границ между Ингушетией, Осетией и  Кабардой в  1926 году случилось так  же.

На  сессии Всероссийского центрального исполнительного комитета (ВЦИК) в  апреле 1927 года Али Исаевич Горчханов был избран членом ВЦИК РСФСР. Чуть позже он  стал полноправным членом центрального комитета Союза ССР. Пользуясь таким высоким доверием власти, А.  Горчханов выступил с  ходатайством перед Северо-Кавказским крайкомом о  принятии постановления об  обязательной военной службе горских народов. «Горские народы, угнетённые царским самодержавием и  не  допускавшиеся в  ряды армии в  силу неизвестных причин, впервые после Октябрьской революции получили возможность свободного культурно-экономического развития. Однако дальнейшее развитие национальных областей возможно только тогда, если все трудовые массы Советского Союза, в  том числе и  горцы, будут служить в  армии»,  — говорилось в  резолюции, подписанной А.  Горчхановым в  этой связи.

Придавая большое политическое значение привлечению горских народов к  обязательной военной службе, решено было признать необходимым предварительное проведение широкой кампании среди населения по  разъяснению сущности и  задач национального строительства в  связи с  применением закона об  обязательной военной службе. Также в  эти годы было принято постановление об  амнистии заключенных националов, осужденных за  кровничество, и  о  необходимости принятия предупредительных мер во  избежание эксцессов на  почве кровной мести.

Но  одними бытовыми и  хозяйственными вопросами решать политический произвол в  крае было невозможно. Так, в  октябре 1928  года, когда на  очередном заседании бюро крайкома партии, практически без обсуждения с  ингушской стороной, единогласно Владикавказ был передан Северной Осетии, Идрис Зязиков и  Али Горчханов предприняли все возможные попытки высказать свое мнение по  поводу несогласованного передела границы города, но  им  просто не  дали слово. При этом и  Зязикову, и  Горчханову довелось выслушивать обвинения в  свой адрес от  жителей в  отсутствии бдительности и  умения предвидеть развитие ситуации.

Тогда они в  письменной форме изложили свои претензии и  требования по  отношению к  данному решению, мотивируя их  тем, что Владикавказ был и  остается хозяйственным, экономическим и  культурным центром Ингушской области, на  территории которого расположены все промышленные предприятия и  объекты социальной сферы.

Наконец, через некоторое время Центральный комитет ВКП(б) отменил постановление о  передаче города Владикавказа Северо-Осетинской автономной области, как преждевременное. Тем самым Владикавказ до  поры до  времени остался самостоятельным территориальным образованием и  столицей двух автономных областей  — Ингушетии и  Северной Осетии.

Эта политическая инсценировка была первой попыткой лишить ингушей своей исторической столицы. Предпринятая через пять лет очередная попытка окончательно поставила в  этом вопросе точку, но  только не  в  пользу Ингушетии.

Одним из  актуальных вопросов для национальных областей того периода стал вопрос строительства Алханчуртской межреспубликанской обводнительно-оросительной системы (АМООС) для обеспечения водой засушливой долины Алхан-Чурт, о  необходимости которой на  высоком официальном уровне говорили трижды: в  1856, 1864 и  1905  годах. Тогда  же составлялись всевозможные проекты, сметы, но  все они не  доводились до  конца и  через какое-то время забывались. Между тем ученые знали, что почва здесь весьма плодородна, и  выгоды орошения были несомненны. Задача состояла в  том, чтобы воду, взятую из  реки Терек в  районе города Владикавказа, направить в  долину самотёком, так как в  те  годы достать насосные станции большой производительности было делом достаточно сложным, а  высотные отметки долины были ниже, чем уровень Терека.

Решение о  строительстве канала было принято в  1927  году, когда инженер М.  Д.  Калиманов представил в  Северо-Кавказское краевое земельное управление проект новой водной системы, который поражал смелостью и  нестандартностью инженерных решений. Мустафа Льянов, бывший редактор «Сердало», вспоминал: «В  то  время я  учился в  Московском университете. Идрис Зязиков и  Али Горчханов часто приезжали в  Москву по  делам, и  мы, студенты, не  упускали случая встретиться с  ними и  поговорить. Однажды мы  узнали, что Али Горчханов находится в  одной из  гостиниц, и  мы  специально поехали туда с  группой вайнахов  — студентов московских вузов. Когда мы  зашли в  номер, увидели, как Али Исаевич рассматривал чертежи с  незнакомым нам мужчиной. Как оказалось, этот мужчина был главным проектировщиком Алханчуртского канала. Так мы  познакомились с  М.  Д.  Калимановым. Было видно, что Али Исаевич настолько увлечен идеей обводнения Алханчуртской долины, что часами мог рассказывать, что из  себя представляет эта водная артерия, и  какое значение будет иметь она для области».

Однако с  самого начала идея строительства Алханчуртского канала имела немало противников. Причём доводы приводились самые разные. Неизвестно, сколько  бы еще продолжались такие жаркие дискуссии, и  к  какому результату они привели, если  бы не  принципиальная позиция, занятая Али Горчхановым, возглавлявшим в  тот период исполнительный комитет областного совета Ингушской автономной области. В  последующем именно он  и  возглавил строительство, а  поэтому АМООС по  праву считается его детищем.

«Историческую роль в  этом деле сыграло заседание бюро сельского хозяйства Госплана РСФСР, состоявшееся 18  июня 1927  года, на  котором присутствовали Идрис Зязиков и  Али Горчханов,  — вспоминает Аюп Горчханов. —  На  заседании бюро слово для доклада было предоставлено Али Исаевичу, который научно обосновал решение данной проблемы и  дал отпор противникам строительства. Горчханов официально признал проведение работ по  обводнению и  орошению Алханчуртской долины жизненно необходимыми для развития сельского хозяйства. Он  аргументированно убедил всех, что Алханчуртская долина, благодаря защищенности с  обеих сторон Терским и  Сунженским хребтами от  воздействия ветров и  большому количеству тепла в  вегетационный период, представляет собой чрезвычайно благоприятный район для развития в  нем интенсивного сельского хозяйства. И  в  своем заключительном слове Горчханов предложил «...ни в  коем случае не  тормозить строительство Алханчуртского канала ради второстепенных целей, и  поручить официальным органам изыскать средства для осуществления этой задачи».

Примечательно, что речь председателя Ингушского исполкома была воспринята членами бюро с  большим вниманием и  одобрением в  зале. Таким образом, заседание бюро большинством голосов утвердило проект строительства канала, разработанный и  представленный ростовчанином, инженером М.  Д.  Калимановым».

На  Алханчуртской системе были представлены буквально все виды гидротехнических сооружений, применяемых для преодоления природных препятствий при переброске воды самотёком. Часть из  них впервые строилась в  Советском Союзе. Поражает инженерная интуиция М.  Д.  Калиманова, сумевшего без ошибок найти самый верный и  экономичный путь канала и  создавшего свой проект всего лишь за  два года!

Рассказывают, что строительный объект за  какие-то месяцы приобрел всенародный характер. Всё население близлежащих и  далеких сёл шло на  строительство. В  ударной стройке принимали участие представители самых разных национальностей. Сооружали канал вручную, почти без техники: как говорится, от  зари до  зари люди лопатами рыли русло большого арыка и  вывозили землю на  арбах. Али Горчханов очень часто бывал на  участках строительства канала и  контролировал каждый метр этой оросительной ветки.

Время, когда строительство канала шло полным ходом, в  политическом плане было очень неспокойное. Начали происходить значительные перемены и  в  жизни нашего героя. Вместо Идриса Зязикова, который был направлен в  Москву на  учебу, секретарем Ингушского обкома партии был направлен к  нам Иосиф Черноглаз, известный своими амбициозными выходками, который никоим образом не  скрывал свою ненависть и  неприязнь к  ингушам. Очень тяжело в  этих условиях было Али Горчханову. Он, как мог, старался разрядить ситуацию, рассказать Черноглазу об  обычаях и  традициях ингушей, ведь Али Исаевич знал, что найдется-таки среди местного населения такой горец, который не  потерпит словесных и  действенных унижений и  отомстит за  все оскорбления, которые допускал новый секретарь обкома партии по  отношению к  целому народу.

Но  новоиспечённый секретарь и  слушать никого не  хотел. Особенно усердствовал он  в  вопросах религии, что больнее всего отражалось на  настроении людей. И, в  конце концов, случилось  то, что рано или поздно должно было случиться: при возвращении с  очередного схода граждан, где Черноглаз, как обычно, допустил очередной грубый выпад в  адрес сельчан, он  был убит возле села Галашки.

По  подозрению в  этом преступлении было арестовано около ста человек. Среди них оказался и  Идрис Зязиков, который чисто физически не  мог этого сделать, потому что находился в  это время в  Москве. В  числе немногих, кому каким-то чудом удалось избежать участи быть обвиненным в  убийстве И.  Черноглаза, был и  председатель областного исполкома Али Горчханов.

Совершенно неожиданным для многих и  для самого Али Горчханова стал его перевод с  должности председателя Ингушского облисполкома в  Северо-Кавказский крайисполком в  качестве заместителя председателя краевого совета народного хозяйства в  июне 1931  года, и  это одностороннее решение вышестоящих органов власти вызвало недовольство среди населения республики. Однако краевые власти не  изменили своего решения. Так Али Исаевич Горчханов стал государственным деятелем краевого масштаба.

На  новом месте А.  Горчханов всячески пытался оказывать помощь и  поддержку родной области. Особенно много средств удалось ему выделить Ингушетии во  время строительства Алханчуртского канала и  других объектов, имеющих важное значение для развития своей малой родины.

Вскоре в  Ингушский областной комитет партии был направлен новый секретарь Генрих Маурер, и  политическая обстановка снова стала накаляться, как было и  при Черноглазе. Люди стали бояться вслух высказывать своё мнение и  ждать очередных провокаций со  стороны власти. Это было время, когда многие видные люди Ингушетии, имевшие ум  и  собственное мнение, были под разными предлогами выведены из  области, а  простым людям, которые привыкли опираться на  них, просто ничего не  оставалось делать, кроме как смириться с  создавшимся положением.

Но  были и  такие патриоты среди населения, которые, рискуя своей жизнью, смело говорили и  писали о  том беспределе, который творился в  области. В  частности, в  ЦК  ВКП(б) было отправлено письмо за  подписями двадцати трёх человек о  незаконности ареста Идриса Зязикова и  о  неправомерных действиях некоторых руководящих работников, подобных Черноглазу и  Мауреру. Но  с  мнением людей тогда никто не  считался, а  вот репрессии за  жалобами людей непременно следовали. Тем более что в  начале 30-х годов в  верхах, где господствовали заинтересованные люди во  главе со  Сталиным, стояли две нерешенные проблемы, связанные с  Ингушетией: лишение её  столицы  — Владикавказа и  объединение Ингушетии с  Чечней. И  власть имущие, устранив с  дороги самых влиятельных ингушей, решили не  откладывать эти вопросы в  долгий ящик. Расшатав и  так нестабильное положение в  области, 20  июня 1933 года ВЦИК без всяких церемоний и  согласований с  ингушской стороной постановил: город Владикавказ включить в  состав Северной Осетии. И  на  этот раз никто не  осмелился противиться этому решению. А  ещё через полгода, 15  января 1934  года, Ингушская автономная область вообще перестала существовать: произошло объединение двух областей в  единую Чечено-Ингушскую автономную область с  центром города Грозный.

Факт предоставления некоторым руководящим работникам бывшей Ингушской автономной области равноценных должностей многие историки воспринимают сегодня как компенсацию потери самостоятельности Ингушетии. Среди немногих свою должность сохранил за  собой и  Али Исаевич Горчханов, который стал председателем только что образованного облисполкома. Также он  был включен в  состав делегатов на  17  съезд ВКП(б), который проходил в  Москве в  феврале этого года. Позже этот съезд стали называть «съездом расстрелянных», так как более половины его делегатов было репрессировано во  время большого террора.

Естественно, репрессии конца 30-х годов, охватившие почти всю территорию молодой Страны Советов, не  могли обойти стороной такого человека, как Горчханов, и  он  вместе с  сотнями тысяч других стал жертвой сталинской репрессивной политической машины. Справедливости ради нужно отметить, что гонения в  его адрес начались ещё в  январе 1935  года, когда Горчханову ВЦИК сделал строгий выговор за  неудовлетворительное руководство работой советов и  исполкомов и  допущение нарушения принципов советской демократии. Этот выговор, можно сказать, стал началом конца политической карьеры Али Горчханова.

Не  прошло и  двух лет после этого, как летом 1937 года против него, как и  против многих других руководящих работников нашей республики, подняли настоящую травлю, используя самые изощренные методы и  выдуманные компрометирующие материалы. Причем больше всех писали и  говорили об  А.  И.  Горчханове. Но  он  был убежден, что люди из  ЦК приедут в  Грозный, проверят все лживые наговоры и  разберутся во  всём. А  на  самом деле всё произошло не  так, как думал Горчханов.

В  докладной записке первого секретаря Чечено-Ингушского обкома ВКП(б) В.  Егорова на  имя секретаря ЦК  ВКП(б) И.  Сталина от  29  июля 1937 года говорится, что все нити подрывной работы в  ингушских районах ведут к  председателю Чечено-Ингушского облисполкома Горчханову А.  И. А  в  конце записки автор просит секретаря  ЦК, враждебно настроенного против ингушей, санкционировать немедленное снятие Горчханова с  поста председателя облисполкома.

Не  прошло и  двух месяцев после этого зловещего послания, как Али Исаевич Горчханов был арестован НКВД ЧИАССР и  освобожден от  занимаемой должности. Коммунисту и  патриоту инкриминировалось участие в  подпольной буржуазно-националистической организации, ставившей своей целью отторжение Чечено-Ингушетии от  СССР и  создание под протекторатом иностранного государства Северо-Кавказской федерации.

Когда в  республике проходили такие кадровые баталии, работы на  Алханчуртском канале шли уже к  завершению. Уникальное в  своем роде сооружение стало жизненно важным событием для жителей трёх республик: Ингушетии, Чечни и  Северной Осетии. С  приходом воды на  поля, сенокосы и  пастбища была снята проблема неустойчивых урожаев. Люди по-настоящему радовались, праздновали эту трудовую победу, и  единственное, что их  огорчало, это  то, что к  тому времени Али Горчханов уже находился в  заключении и  не  смог присутствовать при сдаче долгожданного канала.

Как и  следовало ожидать, его арестовали и  судили без всякой проверки. Али Исаевича Горчханова приговорили сначала к  расстрелу, но  затем, то  ли под давлением общественности на  Кавказе, то  ли по  другим причинам приговор был пересмотрен, и  Горчханова осудили на  10  лет лишения свободы. Но  по  окончании срока его не  освободили. Весть об  освобождении пришла к  Горчханову лишь в  1954  году, когда он  лежал в  лагерной больнице и  был уже неизлечимо болен. И  после 16  лет заточения Али Горчханов умер, так и  не  дождавшись обещанного освобождения.

Как  бы кто сегодня ни  относился к  людям той прошлой эпохи, нужно отметить, что в  их  жизни возникало много неожиданных трудностей, трагедий, но  и  в  этих случаях у  них хватало чувства самообладания вытерпеть и  пронести их  через всю свою жизнь. Признаться, бывает по-настоящему обидно, когда некоторые наши современники, обсуждая поступки прежних политических деятелей, подвергают критике принятые ими решения столетней давности, не  понимая, что не  ошибается тот, кто ничего не  делает. А  Али Исаевич Горчханов сделал в  свое время очень много полезного и  нужного для развития Ингушетии. Он  практиковал личное участие во  всех значимых общественно-политических мероприятиях, проходивших на  территории Ингушетии, где обсуждались социально-экономические и  хозяйственные вопросы. В  самых невыносимо жестких, а  порой и  жестоких условиях Горчханов пытался как-то помочь своему народу облегчить его участь, однако не  в  его силах было изменить сталинскую политику преследований и  репрессий, когда даже одно, совсем незначительное, не  имеющее принципиального значения действие могло стать предметом неоправданного наказания.

В  своем художественно-документальном издании «Они стояли у  истоков», вышедшем в  свет в  2003  году, Абдулазис Яндиев приводит исторические очерки о  первостроителях ингушской государственности, о  тех, кто в  тяжелых и  непростых условиях более века назад руководил Ингушетией, среди которых был и  Али Горчханов. А.  Д.  Яндиев как никто другой более ёмко и  полно раскрывает образы ингушских политических и  государственных деятелей того времени, когда, в  принципе, закладывался основной фундамент будущего нашей республики и  народа в  целом.

Более подробную характеристику Горчханова автор раскрыл в  другой своей книге «Политик и  государственный деятель. Али Исаевич Горчханов», которая вышла в  свет в  2017  году, к  120-летию со  дня рождения А.  И.  Горчханова. В  книге автор описывает жизнь и  трудовую деятельность нашего соотечественника, который прошел трудный жизненный путь при сталинском режиме.

Надо сказать, что подготовленные Абдулазисом Яндиевым книги имеют особую ценность хотя  бы потому, что мы  должны знать свою историю, а  значит, знать тех, кто ее  делал, чтобы вооружаться ценным опытом прошлого и  не  повторять непростительных ошибок в  будущем.

Как следует из  воспоминаний Мустафы Льянова и  многих других его единомышленников, Али Исаевич по  натуре был человеком дела. Он  был образованный и  культурный, высокоидейный, преданный делу партии коммунист, не  любил сидеть в  кабинете сложа руки, не  увлекался заседаниями и  совещаниями, а  большую часть времени проводил на  разных стройках, в  колхозах и  совхозах, где работали простые работяги и  кипела настоящая жизнь. Большое внимание уделял А.  И.  Горчханов строительству школ, больниц и  других социально-культурных объектов на  территории Ингушетии, а  также благоустройству курортов и  здравниц. Такое заботливое отношение к  народу объясняется только тем, что политик болел за  свой народ и  знал о  его горьких страницах истории.

Конечно, судьба Али Горчханова была трагична, но  жизнь и  дела его достойны подражания, ибо мужество, патриотизм и  любовь этого человека, достойного сына Отечества к  своему народу не  знали предела. Таким Али Горчханов и  останется в  памяти его благодарных потомков.

Мадина Оздоева

Последние новости

В Ингушетии на 22% увеличилось число сотрудников предприятий малого и среднего бизнеса

Количество субъектов малого и среднего предпринимательства в январе 2023 года увеличилось на 11,8% и стало к середине января 5465 единиц, а средняя численность работников субъектов МСП выросла на 22% , достигнув 7 644 человек.

Глава Ингушетии дал задание проверить безопасность крупных торговых центров

Глава Ингушетии Махмуд-Али Калиматов дал задание проверить безопасность крупных торговых центров и торгово-развлекательных центров на выполнение требований безопасности,

В Ингушетии на 22% увеличилось количество предприятий малого и среднего бизнеса

Количество субъектов малого и среднего предпринимательства в январе 2023 года увеличилось на 11,8% и стало к середине января 5465 единиц, а средняя численность работников субъектов МСП выросла на 22% , достигнув 7 644 человек.

Card image

Сессия — ответственный период для каждого студента

Комментарии (0)

Добавить комментарий

Ваш email не публикуется. Обязательные поля отмечены *